Warning: require_once() [function.require-once]: Unable to allocate memory for pool. in /home/v/veteran/public_html/bitrix/modules/main/include/prolog.php on line 11

Warning: require_once() [function.require-once]: Unable to allocate memory for pool. in /home/v/veteran/public_html/bitrix/modules/main/include/prolog_before.php on line 6
Тимаев Гильман Вильданович. Рядовой, стрелок-зенитчик В/ч пп 65753, 122-й МСП, 201-я МСД (г. Ташкурган, провинция Саманган)
 

Тимаев Гильман Вильданович. Рядовой, стрелок-зенитчик В/ч пп 65753, 122-й МСП, 201-я МСД (г. Ташкурган, провинция Саманган)

Тимаев Гильман Вильданович. Рядовой, стрелок-зенитчик В/ч пп 65753, 122-й МСП, 201-я МСД (г. Ташкурган, провинция Саманган)

09.11.1965 – 20.02.1985
В горах под Ташкурганом

    «Привет из ДРА!
    Здравствуйте, мама и брат Шамиль!
    В первых строках своего письма хочу сообщить, что я жив и здоров. Служба идет нормально...»
Гильман задумался. Разве напишешь родным, что воинская часть, в которой он служит, то и дело вступает в схватки с моджахедами, что только днем власть в Самангане считается правительственной, а ночью вовсю хозяйничают «духи»? Если что и пугает их всерьез, так это наши «зушки» – скорострельные, с прекрасным синхронизированным прицелом и широким сектором обстрела. Уж кто-кто, а Гильман знает возможности зенитной установки в горах. Сам уже полгода «работает» на «ЗУ-23» стрелком-зенитчиком, полюбил ее, как когда-то свой станок на родной фабрике.
    Вообще-то родился Гильман Тимаев в селе Татарский Канадей Кузнецкого района. Здесь окончил среднюю школу, был если не отличником, то заводилой точно. Звеньевой, член учкома, комсомолец, спортсмен... Но тянуло парня в город – благо он был не слишком далеко. В стотысячном Кузнецке трудилось много земляков Гильмана. Особой славой пользовалась старейшая в городе обувная фабрика: в ее продукции ходило почти все население Кузнецка, поставляла она мужскую обувь и в Пензу, и в Москву, и даже за границу.
    Семнадцатилетним пареньком пришел на фабрику и Гильман Тимаев. Был учеником, под руководством опытных наставников осваивал непростую профессию обувщика. С большим любопытством наблюдал ученик, как умелые мастера кроят скрипучую кожу, набивают ее на деревянные колодки, крепят подошву, каблук... Из разрозненных деталей шаг за шагом формируется объемная, красивая, легкая пара. Такую не стыдно на ноги надеть и куда-нибудь на танцы в ней отправиться...
    Постепенно и сам парнишка научился выполнять несложные операции, получил рабочую профессию, стал самостоятельно работать на станке.
    Но подошла весна 1984 года, Гильману было уже восемнадцать лет, и Кузнецкий горвоенкомат прислал обувщику повестку. 20 апреля и родные, и одноклассники, и друзья по цеху проводили новобранца в армию служить. Друзья, конечно же, больше шутили, чтобы скрыть печаль в глазах, а мама, Рукия Ярулловна, не скрывала слез. Тревожное было время, не раз уже приходили похоронки на солдат, как когда-то в годы Великой Отечественной войны. Только нынче никакой войны в стране не было, молодые ребята гибли в далеком неведомом Афганистане.

Гильман вспомнил проводы и продолжил письмо:
    «Мама, как у тебя самочувствие, как со здоровьем? Брат Шамиль в 10 класс пошел? Пусть учится нормально. У сестры Рины что нового? Не забывайте мне об этом писать. Служба у меня нормально идет, за меня не переживайте...»
    Ташкурган, в котором была расквартирована часть, расположен на севере Афганистана, совсем неподалеку от советско-афганской границы. Это если по карте смотреть. Если напрямую до реки Пяндж, то не больше сотни километров будет. Только кто же в горах меряет расстояние напрямую? Здесь дороги идут так, как позволяют горы. Только «духи» знают такие тропы, которые не каждый местный пастух знает. А нападают «духи» все чаще и чаще...
    «Наиболее трудными для наших войск были 1983 – 1986 годы, – пишет в своей книге «Пламя Афгана» известный боевой генерал Александр Антонович Ляховский. – На них пришелся пик военных действий. Тогда же были и крупные потери. В тот период проводились наиболее крупные и жесткие операции против вооруженных формирований Масуда в ущелье Панджшер, а также против отрядов оппозиции в провинциях Кунар, Кандагар, Герат и Пактия».
    ...Из «учебки», в которой Гильман приобрел еще одну специальность – воинскую, артиллерийскую, их забросили в Афган в начале августа все того же 1984 года. Природа этой южной высокогорной страны поразила пензенского парня. Низины возле рек утопали в зелени, в виноградниках зрели сочные кисти солнечных ягод, а на вершинах гор лежали шапки снега. Суровый, но благодатный край... если бы не война, неизвестно кем и зачем развязанная. Мирное население давно от нее устало, так говорят сами крестьяне, которых немножко понимает Гильман: все же татарин по национальности, много общих слов в родственных языках. И хотя сам он рос отнюдь не в богатой семье (сыновей богатых родителей Гильман вообще не встречал среди солдат-интернационалистов), все же бедность местных жителей поражала. Халаты рваные, сами истощенные – кожа да кости...
    – А что вы хотите? – говорил на занятиях замполит. – До Апрельской революции две трети афганских крестьян были безземельными, арендовали землю у помещиков и отдавали им практически весь урожай. Только один мешок из шести доставался дехканину! Революция дала крестьянам землю, но... Видите, что творит оппозиция?
    Солдаты видели, конечно. Сегодняшних дехкан обирали не меньше, чем до революции: часть урожая днем забирало правительство, а по ночам приходили душманы и тоже увозили зерно, «пожертвованное» им на священную войну с неверными.
    С каждым днем эта странная война становится все яростней. Ее уже и партизанской не назовешь. Какие же это партизаны, если на вооружении моджахедов есть и реактивная артиллерия, и безоткатные артиллерийские орудия, и минометы солидных калибров, и ЗГУ, ДШК, РПГ... А уж стрелкового оружия – сколько хочешь и любых видов.
    ...Свою «зушку», как ласково называют бойцы установку «ЗУ-23», Гильман Тимаев холит и бережет, как хозяин – боевого коня. Знает стрелок-зенитчик: пока его орудие безотказно, «духи» будут отбиты. Глаз у Гильмана меткий, а сама «зушка» настолько разворотлива и послушна, что за считанные секунды можно перевести огонь с правого фланга на левый и наоборот. Установленная на склоне горы, она держит под обстрелом широкий сектор обороны и уже не раз выручала бойцов.
    «Мама, отец как живет? Нормально? Шамиль, братан, привет всем моим друзьям передавай от меня, дай мой адрес и скажи, пусть письма пишут... Слушай маму!»
    В этом весь Гильман – немногословный, как большинство настоящих мужчин, и любящий, как всякий хороший сын и старший брат.
    Прошло полгода, и февральским днем 1985 года при очередном нападении моджахедов, когда кузнечанин Гильман Тимаев вел прицельный огонь по врагу, снайперская пуля сразила бойца.
    «В Республике Афганистан с августа 1984. В боях проявлял мужество и отвагу. При выполнении боевого задания был тяжело ранен в грудь. От полученных ран скончался 20.02.1985.
    Награждён орденом Красной Звезды (посмертно). Похоронен в родном селе».
    По-военному кратко. Но если разобраться, и жизнь этого веселого парня – рабочего-обувщика и воина-интернационалиста тоже была до обидного короткой... Но яркой!

Возврат к списку